Представительство Академии Ицюань
и Школы «Цзунсюнь угуань» в Пекине
(495)506-29-39
Москва, ул. Вавилова, д. 97
Контактная информация
О центре   Ицюань   Обучение

Ван Сянчжай «Сущность науки ведения боя»

В начале 40-х Ван Сянчжай дал несколько интервью репортерам Пекинских газет. Эти интервью в обобщенной форме были добавлены во многие книги по Ицюань, опубликованные в Китае. Здесь представлен русский перевод этой коллекции.

Основатель дачэнцюань – Ван Сянчжай,  широко известен на севере и на юге и прославился как мастер боевых искусств по всему Китаю. Недавно он переехал в Пекин, где взял за правило ждать гостей каждое воскресенье с 13-00 до 16-00 на одной из улиц старого Пекина с тем, чтобы обмениваться знаниями и мнениями с другими мастерами восточных единоборств, продвигать и развивать боевые искусства. Вчера наш корреспондент посетил Ван Сянчжая.

Корреспондент:

У вас выдающиеся способности. Я восхищаюсь вами. Могу я спросить, чего бы вы хотели достичь в боевом искусстве?

Ван Сянчжай:

Меня смущает, когда друзья представляют меня как великого представителя дачэнцюань. С тех пор, как я покинул своего учителя на 33-й год правления императора Гуансу Династии Цин (1907), я путешествовал по всей стране, я посетил многие места, испытал много невзгод и повстречал многих знаменитых мастеров. Самыми ценными были встречи с учителями и друзьями, с которыми я мог проверять навыки и улучшать их, таким образом, если мы говорим о науке боя, я могу сказать, что я «старая лошадь, которая знает обратную дорогу домой». Недавно Чжан Юхен (Zhang Yuheng) написал обо мне несколько статей. Поскольку я опасаюсь, что это может стать причиной некоторого недопонимания, я хотел бы объяснить мои намерения. Я старею, я не думаю о славе, но пока я все еще могу я хочу работать вместе с другими, содействовать развитию естественных человеческих возможностей  и добродетелей воина, хочу устранить ошибочное преподавание тех, кто заблуждается сам и вводит в заблуждение других.  Я делаю это не для того, чтобы стать известным.

Корреспондент:

Что является  основой, сутью боевого искусства?

Ван Сянчжай:

Существуют различные мнения относительно того, что является главным в науке ведения боя. Но я думаю, что тренировка форм, фокусировка на техниках, удары по жестким предметам, это все очень поверхностно, несущественно. Тренировка форм популярна в течение долгого времени, но на самом деле это нечто пагубное, приводящее людей к заблуждению.

Корреспондент:

Синъи, Тайцзы, Багуа, Тунбей это внутренняя семья  боевых искусств. Что вы можете о них сказать?

Ван Сянчжай:

Люди часто говорят, что Синьи, Тайцзы, Багуа, Тунбей принадлежат к внутренней семье. Я не знаю, как возникло это разделение, нет смысла это обсуждать. Но старые мастера говорили так, поэтому эти понятия получили распространение.

СиньИцюань (xingyiquan), синьиба (xinyiba) и люхэбу (liuhebu) провинции Хэнань принадлежат к одной семье боевых искусств. Ли Дайдунг (Li Daidong) (известный как старый Дай) был потомком Ли Чжихэ (Li Zhihe). Ли Чжихэ был учителем Дай Лунбана. Несмотря на то, что система Юань (Yuan) семьи из Цзыюань имеет другое название, на самом деле она происходит от Ли. Несмотря на то, что Дай изменил название синьи (xinyi) на синъи (xingyi), первоначальное значение не изменилось. Суть этого искусства в том, что каждое действие уместно. Вам нужно знать, что первоначально в синъицюань не было 12 форм, но сущность, основную идею 12 форм следовало вместить, заключить в тело. Это не было теорией о 5 элементах, которые порождают друг друга или разрушают друг друга. Пять элементов означало пять видов силы. Речь шла не о техниках или формах. Я помню, как мой учитель сказал, что металл устанавливает связь  с силой, заключенной в сухожилиях и костях, это означает твердость металла или камня, восприятие силы, которая может ломать и резать металлические листы. Дерево значит, изогнутые поверхности и поддержка, как стоящее дерево. Вода означает текучесть движений, как змея, как дракон, вода проникнет везде и всюду. Сила огня подобна пороху, руки как пули, в момент контакта «прожигающие» тело противника.  Земля – сила твердая, мощная, хорошо укрепленная, полная и круглая, как если бы небеса и земля объединились в одну силу. Пять элементов соединяются, сливаются в один. Не имеет смысла говорить о том, что такая-то техника победила другую технику, как многие сейчас говорят. Если вы видите что-то посредством глаз, потом изучаете это и принимаете решение, и действуете, считая движения противника, вы будете побеждены.

Багуаджан (baguazhang) первоначально назывался Чуаньджан (Поворачивающиеся ладони) (chuanzhang). Когда я был ребенком, мне представился случай повстречаться с Чэн Тинхуа (Сheng Tinghua). Я помню, что он был как дракон, летящий по воздуху, изменения в его движениях были неисчислимы и непредсказуемы. Сложно достичь такого уровня. Если вы думаете о Дун Ханчуане, трудно вообразить его навыки. Лю Фэнчунь мой хороший друг. Его основы глубоки, но ему необходимо улучшить свои достижения. Хотя те, кто практикует 64 приема ладони и 72 приема ногами далеко позади него. Я надеюсь, что практикующие багуаджан будут концентрироваться на изучении ладони двойной смены стороны и ладони одиночной смены стороны (дань хуань чжан и шуан хуань чжан), фокусируясь на выполнении каждого движения, будут работать упорно и изучать теорию. Если они будут делать это долгое время, многие смогут достичь сути практик.

Братья Ян ШаоХоу и Ян Чэнфу наследники тайцзи-цюань. Они были моими друзьями, поэтому я знаю, что это боевое искусство содержит вещи, разумные с точки зрения механики. Но на сотню практикующих приходится один, кто может понять требования данного боевого искусства. Даже если у кого-то есть какие-то способности, они не полны, потому что основа тренировки, наработки практического опыта давно потеряна. В нижней части тела недостает правильной силы. Изначально было три метода, известных как «три старых отреза».  Ван Цзунюэ заменил их на «тринадцать позиций». Позднее появились 140, 150 последовательностей. Вот почему истинная сущность была утеряна. Если говорить о проблеме здоровья дух сдерживается, комфорт и свобода исчезают. Если говорить о ведении боя использование тела ограниченное, тело, которое может быть естественно использовано бессчетным числом способов превращается в нечто механическое. Как результат работа нервной системы нарушается, и практика становится пустой тратой времени.

Их метод тренировки: удар кулаком здесь, удар ладонью там, удар ногой налево, удар ногой направо. Это смешно и жалко. Если говорить об использовании  во время схватки, то если противник обладает даже незначительными навыками, этот метод ведения боя будет совершенно бесполезен.  Даже известные практики тайцзыцюань могут применить свои умения только в поединке с неуклюжим и вялым противником. Искажение основ настолько сильное, что тайцзыцюань становится похожим на описание ходов из руководства по игре в шахматы.  

В последние 20 лет большинство практикующих тайцзыцюань не понимают что ценно и полезно, а что нет.  Даже если некоторые что-то знают, они не владеют практическими навыками. Ученики верят чужим словам, вместо того, чтобы составить собственное мнение, на основании того, что они сами видят и понимают. Поэтому это искусство утрачено. Очень жаль. Но я все еще надеюсь, что найдутся такие представители тайцзыцюань, у которых хватит мужества принять быстрые и действенные меры, тогда  будущее [тайцзыцюань], возможно, будет другим. Если они добьются успеха, я пойму, что это  друзья, с которыми слушаешь одну и ту же музыку.

Что касается тайцзыцюань, я рад сообщить, что мои знания очень глубокие. Если кто-то не согласится с этим, он может критиковать меня, он может обвинять меня. Те же, кто разбирается в науке ведения боя, простят мне резкость моих слов.  Я думаю, что когда те, кто кое-чего достиг в тайцзыцюань,  узнают о чем я говорил, они молча кивнут головой и улыбка исчезнет с их лиц.

Тунбейцюань популярен в северном Китае, особенно в Пекине. Большинство представителей, которых я встречал, не показали ничего особенного,  но были такие, теоретические знания которых были близки к сущности науки ведения боя, но когда я проверял их умения, оказалось, что они очень далеки от теории. Я предполагаю, что раньше было не так,  но потом линия передачи прервалась. Хотя иногда вы встречаете людей, обладающими навыками, но эти умения односторонни. Это будет сложно для них принять правильную линию науки ведения боя.

Meihuaquan (Мэйхуацюань), другое название wushizhuang, – эта система передавалась через поколения и пользуется популярностью в провинциях Хэнань и Сычуань.  Wujisanshow практикуется в Fuzhou (Фучжоу), Xinghua, Quanzhou (Цюаньчжоу) и Shantou (Шаньтоу) похожим образом, хотя есть некоторые отличия. Что касается боя, то многие представители имеют хорошо развитые специфические навыки. Но там слишком много поверхностного и недостает сути.

Bafan, mianzhang, pigua, baji, dagongli, sanhuanpao, niantui, lianquan все они имеют свои преимущества и недостатки, обычно они слишком жесткие, недостаточно мягкости, происходит потеря умения связанного с фокусированием разума и духа.

Что касается dahongquan, xiaohongquan, tantui, chuojiao, я знаю их преимущества и недостатки. Я даже не хочу обсуждать это.

Корреспондент:

Что вы думаете об истинности, сохранности гошу?

Ван Сянчжай:

Искусство боя в Китае находится в состоянии хаоса. Люди не знают какую дорогу им нужно выбрать. В целом мы можем сказать, что суть, основа забыты и упор делается на внешнее, поверхностное. Японское дзюдо и европейский бокс, хотя они и не совершенны, имеют свои преимущества. Если вы сравните с ними типичное боевое искусство нашей страны, вы увидите, что мы далеко позади. Это только форма! Мы должны привести древние учения в порядок, улучшить их и развить. Если мы не сделаем этого, никто не сделает это за нас.  Хотя сам я не могу делать много, я призываю каждого работать вместе. Это цель моей критики.

Корреспондент:

Вы выделяете время для встречи с мастерами боевых искусств. Мы видим, что вы скромны  и страстно увлечены развитием науки ведения боя. Что вы можете сказать об этом?

Ван Сянчжай:

Развитие науки требует сравнения. То же самое и с боевыми искусствами. Когда вы сравниваете, есть победившие и потерпевшие поражение.  Но не надо воспринимать поражение как потерю, но как возможность для улучшения и развития. Если бы такие встречи были регулярными, мы смогли бы избежать раздробленности, споров и бахвальства. Я надеюсь что те, кто имеет такие же намерения, придут поделиться своими знаниями. Если кто-то не хочет приходить, он может послать мне письмо,  и я приеду к нему и выслушаю все, что он скажет. Я только хочу помочь развитию науки ведения боя, у меня нет другого намерения.

Корреспондент:

Вы знаменитый мастер дачэнцюань. Что вы можете сказать об этом боевом искусстве?

Ван Сянчжай:

Когда мы начинаем разговор о науке ведения боя, появляется много мыслей, так что трудно объяснить все. Но когда вы понимаете основные принципы, все становится просто. В то время как вы изучаете боевое искусство, вам нужно думать о том, почему, зачем вы  его изучаете. Если вы проясните это, легче достичь  результатов.  В большинстве случаев ответ здоровье и самозащита.  Здоровье это основа для всех действий человеческого существа. Поэтому не следует пренебрегать вопросом культивирования здоровья. Когда вы занимаетесь правильным образом - польза огромна, но если методы ошибочны, то это может стать даже причиной смерти. Среди тех, чьи практики базируются на жестоких, яростных движениях мало кто достигает долголетия.  Известно множество случаев, когда из-за неправильной практики люди становились калеками.  Такое боевое искусство служит причиной для смеха и, в то же время, для грусти. Зная о пользе и о проблемах, связанных с практикой боевого искусства вы должны сосредоточиться на наблюдении движения и на движении без движения. Движение не означает только изменение внешней формы. Вам следует наблюдать за тем, как каждое изменение, каждое движение снаружи и внутри согласуется с принципами тренировки для здоровья и самозащиты. Почему здесь движемся? Почему здесь не движемся? Какой результат? Что происходит в процессе? Изучая это на опыте вы можете приблизиться к сути. Что же касается вопросов повышения тонкости и чистоты практик, вам нужно изучать и обдумывать их все время, в противном случае трудно чего-либо достичь.

Я немного объясню дачэнцюань, с тем, чтобы мастера восточных единоборств могли обсудить это. Во-первых, я расскажу об этапах обучения. Практика для здоровья и практика для самозащиты это одно и то же и не должно быть никакого разделения. Если одна из частей будет потеряна, это создаст отклонение и приведет к заблуждению. Сначала вам следует заняться тренировкой ума, чтобы обнаружить и развить естественные человеческие способности использования нервной системы и тела. Первый шаг в изучении боевого искусства это тренировка ума как основа, как опыт чувствования тонких движений тела. Второй шаг это Ши Ли – проба силы и Ши Шен (Shi Sheng) – проба голоса. Третий шаг это самозащита. Я объясню их один за другим.

1. Базовая подготовка

Вам следует начать с zhuangfa (джуанфа)  - упражнения на поддержание позы.  Вы можете широко ввести такие упражнения в свою повседневную жизнь, практикуйте в любом месте и в любое время, стоя, во время ходьбы, сидя или лежа в кровати. Вам надлежит принять позу, тело должно быть прямым, не должно быть никаких отвлекающих мыслей, в состоянии «не движения» и спокойствия, которое положительно стимулирует нервную систему, дыхание становится ровным и спокойным, мускулы мягко стимулируются, каждая клеточка естественным образом принимает участие в движении, сила везде внутри и снаружи.  В этом случае, хотя вы и не используете обычные способы тренировки, кости и мускулы тренируются, ум тоже тренируется естественным образом. Вам нужно только наблюдать все тонкие изменения. Если вы будете практиковать долгое время, то это простое на вид  упражнение принесет вам  поразительные результаты и удовлетворение. Если вы хотите познать сущность науки ведения боя, вам необходимо начать с Чжан Чжуан.

2. Проба силы и проба голоса

После практики базовых упражнений в течение какого-то времени ваши естественные способности начнут развиваться. Если говорить об их использовании, то вы не должны следовать ложным представлениям. Очень часто из-за ложных представлений практика превращается в нечто противоположное тому, о чем я сейчас говорю. Вытягивание ростков вверх не заставит растение расти быстрее. Способ использования может быть отрегулирован согласно потребностям, но вы должны понимать состояние силы в движении. Только после этого вы можете двигаться дальше. Если говорить о знакомстве  с наукой ведения боя, Ши Ли самый важный метод. Способность использовать силу развивается благодаря Ши Ли. Практикуя Ши Ли вы познаете силу. Благодаря этому знанию вы можете эффективно использовать ее. Сначала необходимо убедиться, что ощущение силы является ровным во всем теле, что ваше тело чувствует себя подвижным, кости поддерживают позу. Таким образом, вы можете использовать взаимосвязанные сжатие и растяжение, расслабление и напряжение. Сила изнутри будет выходить, выводиться наружу. Лучше делать движения медленно и спокойно, чем быстро и в спешке.  Чем тоньше движение, тем гармоничнее дух. Вы хотите двигаться, но вы останавливаетесь; вы хотите остановиться, но вы продолжаете движение. Когда вы движетесь это так, как будто вы не можете не остановиться, когда вы останавливаетесь это так, как будто вы  не можете не двигаться. В  Ши Ли не должно быть фрагментарности, поверхностности, особенно не должно быть несбалансированной односторонней силы. Вам следует следить за тем, протекает ли сила равномерно по всему телу,  полно или нет, можно ли использовать силу в любой момент, чувствуете ли вы взаимодействие между телом и окружающим воздухом. Намерение не должно прерываться, дух не должен рассеиваться. Легкие и высокие они готовы к использованию.  В одном движении участвует сразу все тело.  Сила должна быть единообразной, быстрой и в то же время цельной, сплошной и полноценной. Ничего не должно быть забыто или потеряно ни с одной из сторон. Суммируя можно сказать, что если человек не достиг достаточного уровня комфортного, естественного состояния силы, мы не называем это наукой боя.

Ши Шенг – проба голоса служит для дополнения Ши Ли. Каждый человек уникален и сталкивается с различными трудностями в обучении. Ши Шенг дополняет навыки использования дыхания. Это также называется внутренним дыханием или обратным абдоминальным (брюшным) дыханием.

3. Самозащита

Самозащита это навыки ведения боя. Вам нужно знать, что большое движение не так хорошо как малое движение, малое движение не так хорошо как не движение. Следует знать, что в не движении поддерживается никогда непрекращающееся движение. Движение, которое имеет заметную, нарочитую форму показывает отсутствие правильной силы. Таким образом, под названием «движение в не движении» подразумевается такое движение, как если бы движения совсем не было. Движение и не движение берут свое начало друг в друге. Правильное использование заключается  в использовании ума, руководстве намерением, гибком использовании работы суставов, в вытягивании и сжатии, в устойчивой точке опоры, в силе, закручивающейся в спираль, в движение вокруг опорной точки (основной оси),  устойчивом движении центра тяжести, в использовании гибкой силы дыхания. Если человек может использовать это, у него есть база для ведения боя.

То, что я говорю, звучит абстрактно. Существует много вещей, которые трудно выразить с помощью слов. Если человек усердно практикует, он достигнет понимания.  На самом деле, различия между большими и малыми движениями зависят от усвоения основ, достигли ли вы практического ощущения различных видов силы. Если вы усвоили основы использования силы всего тела, движения могут быть большими или малыми, не имеет значения, будут они большими или малыми. Когда основы не усвоены, все неправильно.  Это то же самое как с так называемым использованием или неиспользованием силы. Обычно люди не могут использовать силу без нарушения потока крови. Сила, которая связана с нарушением потока крови жёсткая, не гармоничная, это плохо  для здоровья. Если вы можете использовать силу без нарушения потока крови, нет напряжения, усилия, но это естественная сила, которая появляется когда вам нужно ею воспользоваться. Это выглядит как поиск сверхъестественного, но это реальные вещи, берущие начало в пустом воображении. Это трудно выразить словами. Можно сказать, дачэнцюань не базируется на прекрасной внешней форме, но на использовании ума. В нескольких словах, когда это форма, это что-то незрелое. Только когда техника достигает уровня неосознанного использования, сверхъестественное, чудесное появляется. Это то, о чем я говорю.

Корреспондент:

Я предполагаю, что после того как интервью с вами было опубликовано к вам пришло много людей. Были ли среди них известные мастера боевых искусств?

Ван Сянчжай:

Я благодарен за то, что вы представили меня читателям. Что же касается известных мастеров боевых искусств Пекина ни один из них не пришел ко мне до сих пор.  Я получаю много писем из различных частей Китая, от людей которые выражают такие же взгляды. Ко мне приходили несколько человек, которые предлагали мне работу инструктора. Недавно несколько людей, серьезно интересующихся изучением боевых искусств пришли ко мне. Некоторые приехали за собственный счет, другие как представители. Поскольку у людей есть  заинтересованность в этом, я распространяю науку ведения боя. Я не хочу спорить или соревноваться с кем либо.  Я только хочу помочь людям лучше понять науку ведения боя. Я надеюсь, что наука ведения боя будет усовершенствована, что люди не будут видеть  победу или поражение как славу или унижение. Я надеюсь, что люди не будут думать, что они всегда правы, в то время как на самом деле они только следуют чему то, что не имеет никакого смысла. Я надеюсь, что учителя боевых искусств станут истинными исследователями, а не мошенниками. К сожалению, в настоящее время нет даже одного на сотню, кто действительно является мастером. В большинстве случаев, когда я смотрю на них, я вижу что то, что они делают, не имеет смысла. Что же касается тех, кто учит, чтобы заработать на жизнь, они не должны стесняться учиться у других, у тех, кто лучше, чем они. Им следует помнить об этом и не вводить своих учеников в заблуждение.

Сегодня мастера боевых искусств не понимают сущности науки ведения боя. Они не думают ни о чем другом, как только о том, чтобы заработать себе на жизнь. Им не следует говорить о боевом искусстве как о чем-то мистическом и секретном, что является  результатом популяризации ложных представлений. Но в большинстве случаев их знания и понимание ограничены, поэтому трудно изменить ситуацию в короткое время. Я только надеюсь, что они постепенно смогут понять то, о чем я говорю.

Корреспондент:

Когда боевое искусство возникло? Существует так много школ. Представители каждой из них говорят о том, что их путь самый верный. В такой ситуации ученики не знают кто прав. Что правильно?

Ван Сянчжай:

Наука основывается на сравнении и анализе того что есть лучше и что есть хуже. С другой стороны кто-то может сказать, что его путь правильный и человек несведущий не сможет отличить ложь от правды. Но если мы говорим о науке ведения боя, ее ценность не может базироваться только на критерии «победил или потерпел поражение». Мы должны рассмотреть обосновано ли это, согласуется ли это с потребностями человеческих существ. Под обоснованностью я подразумеваю, что если наука не ведет к достижению естественности, комфортному чувствованию силы и удовлетворению  от обучения, я не назвал бы это правильной наукой ведения боя. Знание или незнание истории боевого искусства не так важно. Мы должны направить внимание на его ценность с точки зрения науки, соответствующей потребностям человеческих существ. Говорят, что боевые искусства имеют очень долгую историю в Китае.  В период  Чжаньго «Борющиеся царства» (Warring States period 403-221гг. до н.э.) возник вид соревнования, когда соревнующиеся сражались с помощью рогов  прикрепленных к их головам. Боевые искусства постепенно изменялись и развивались. Во времена династии Тан (Tang dynasty 618-907гг. до н.э.) было несколько школ.  В течение  династий Юань (Yuan 1280-1368), Мин (Ming 1368-1644)  и в начале династии Цин (Qing 1644-1911) боевые искусства процветали. Было много практикующих. В связи с тем, что разные люди имели разный уровень навыков и знаний,  были организованы различные школы, каждая из которых претендовала на то, что они знают истину.

В годы правления императоров Канси (Kangxi 1661-1722) и Юнчжен (Yongzheng) [он же Шицзу, Иль Член годы жизни 1678-1735, годы правления 1722-1735] династии Цин (Qing) оружие не было еще популярным.  Правители боялись силы людей, практикующих боевое искусство, поэтому они старались его разрушить. Распространялось государственное образование и на  боевые искусства смотрели сверху вниз. В то же самое время писатели, которые писали фантастические истории о мастерах меча, летающих по воздуху, пользовались поддержкой и в результате в воображении большинства людей боевые искусства стали чем-то волшебным и таинственным. Практика форм и наборов технических приемов получила распространение, вводя людей в заблуждение. Стало невозможно следовать истинному пути. Опера и истории работали как инструменты пропаганды. Из-за этого люди смотрят на боевые искусства свысока.  Ситуация все ухудшалась и ухудшалась вплоть  до наших дней. Это ужасно! К счастью было несколько мастеров, которые сохранили линию передачи сути боевого искусства для последующих поколений. Поэтому все еще есть слабая надежда. Несмотря на то, что за последние 20 лет множество институтов пропагандирующих гошу (guoshu) было создано по всему Китаю, но чем больше они это распространяют, тем быстрее потерпят неудачу. Они никогда не встанут на истинный, верный путь науки ведения боя.

На самом деле, изучение сущности науки ведения боя не является трудным. Но ситуация плохая, потому что людские умы отравлены чтением фантастических историй о мастерах. И для учителей боевых искусств это, главным образом, способ заработать на жизнь. Они не понимают сущности науки ведения боя. Даже если они смогли бы что-нибудь понять, они испугались бы позора, ведь им пришлось бы изучать все заново с самого начала.  За последние полгода многие приходили ко мне, чтобы сравнить наши навыки. Я не хочу упоминать их имена, чтобы они могли продолжать зарабатывать на жизнь. Сейчас они знают о своих ошибках. Но почему они не приходят обсудить это? Почему они не хотят проверить свои умения, ведь это помогло бы им развиваться? Им известны факты, но они лгут и нападают на меня. Они выдумывают нелепые истории и притворяются, что ничего не знают об этом. Какой в этом смысл?

Что касается тех, кто не является профессиональным учителем боевых искусств, но хочет выглядеть экспертом, они придумывают загадочные истории с той целью, чтобы люди воспринимали их как сверхъестественных существ. Они подобны тем, кто, приходят в оперу и, не  имея никаких знаний об этом искусстве, пытаются давать советы артистам.  Они говорят, что то, чему я учу неправильно. Тогда осмелюсь пригласить их прийти ко мне, чтобы они могли дать мне урок.  Я надеюсь пробрести новые навыки.  Если они не могут прийти, пусть они предложат время и место, и я приду туда. Если кто-то обладает, хотя бы незначительными навыками, я буду хвалить его. Если нет, я не скажу другим людям об этом.  Если кто-то только говорит о том, какой он великий воин, это не стоит и гроша.

Корреспондент:

Ваш взгляд на правильный путь развития гошу открывает новые возможности поиска общей пользы. Но ваша критика по отношению к тайцзыцюань кажется чрезмерной.

Ван Сянчжай:

Мои знания все еще не настолько глубоки. Я не решусь сказать, что я открываю новые возможности. Я лишь распространяю то, что традиция предков предлагает нам.  У меня много друзей в кругах тайцзыцюань и они много раз  оказывались в затруднительных ситуациях. Но сравнивая с другими стилями, в тайцзыцюань не так много отклонений, достаточно много хороших понятий, вот почему я говорю о нем. В противном случае я бы давным-давно перестал это делать. Если говорить о критике, то помимо представителей тайцзыцюань, многие не понимают науки ведения боя. Много лет тому назад я услышал о даосе Чжан Саньфэне (Zhang Sanfeng). Позже, много путешествуя, я увидел, что ни один другой вид боевого искусства не практикуется столькими людьми, как тайцзыцюань. На протяжении многих лет у меня были сомнения, относительно этого вида боевого искусства. Я слышал, что его основателем был Чжан Саньфэн, поэтому мое мнение о нем было плохим. Потом мне  представилась возможность прочесть труды Чжан Саньфэна, и выяснилось, что он далеко продвинулся в даосских практиках, что он был «глубоко погружен в океан истины». Таким образом, я пришел к выводу, что он не мог создать тайцзыцюань. На самом деле это не важно, был он основателем тайцзыцюань или нет, потому что если даже кто-то является преемником Чжан Саньфэна, но не понимает его техник, нам здесь не о чем говорить. Я не знаю кто преемник Чжан Саньфэна.  Если кто-то, называющий себя его наследником, приемником, не понимает его технических приемов, это обманщик и самозванец. Важно то, обладает ли человек  реальными знаниями или нет. В наше время каждый представитель тайцзыцюань учит чему-то своему, их теории различны. Они всего лишь создают нечто ложное и бесполезное. Я помню, что Чжан Саньфэн писал: «Если вы отказываетесь от своего тела, это не Дао, если вы заостряете внимание только на теле, это даже хуже». В тайцзыцюань существует 140, 150 последовательностей. Не увязли ли они в этих последовательностях, в этом методе? Для чего эти последовательности? Дух сдерживается ими. Это плохо  для свободы нервной системы и тела. Я думаю,  что, так как Чжан Саньфэн был очень мудрым, он не мог учить чему-то настолько бесполезному, как тайцзыцюань.

Что же касается теории тайцзыцюань, эти прекрасные слова об одинарном и двойном весе, об избегании односторонности, это только незначительная часть основных знаний.   Когда мы говорим  об этих манускриптах, я предполагаю, что представители тайцзыцюань спрашивают себя, подтверждается ли то, что они делают этими теориями. Они говорят, что тайцзыцюань это высший уровень боевого искусства. Почему тогда оно так бесполезно на практике?

Я слышал, что некоторые люди тайцзыцюань практикуют ворожбу, думая, что это поможет им достичь боевых навыков.  Какая глупость!

Даже если принципы и методы тайцзыцюань были лучше, чем другие, навыки выше, все же, если говорить об уме, духе этот путь неправильный. Все неправильно. Сегодня многие люди практикуют тайцзыцюань, это сильная пропаганда. Но мудрые люди видят, что это что-то, на что не нужно нападать и что потерпит неудачу в любом случае.  Если мои слова не верны, пожалуйста, критикуйте меня. Если кто-то обладает знаниями и хочет убедить меня, я подмету дорогу перед моим домом, чтобы встретить его.

Корреспондент:

Люди должны согласиться с вашей критикой. Но у меня много друзей, которые улучшили свое здоровье, практикуя тайцзыцюань. Вот почему я думаю, что ваша критика чрезмерна.

Ван Сянчжай:

Ценность боевых искусств опирается не только на расслабление и другие поверхностные вещи. Это не есть что-то, что вы можете понять моментально. Чжуан-цзы (Zhuandzi) сказал: «навык приходит естественным путем, путем природы». Это основа культуры и искусства, это жизненный поток  дзен. Если такое маленькое выражение может разъяснить всю науку ведения боя, почему бы нам не изучить его глубже? Задумайтесь, пожалуйста:  даже практикуя таким косным, механическим способом вы достигаете некоторых результатов. И если вы не будете использовать все эти методы, а будете свободно, естественно проверять все на практике, что произойдет?  Результаты станут еще лучше. Я уверен, что такой способ лучше.

Корреспондент:

Существует так много различных стилей боевых искусств, базирующихся на различных теориях. У меня много друзей, которые практикуют боевые искусства. Некоторые учатся по книгам. Но они не  добиваются результатов. Какие книги им следует выбрать?

Ван Сянчжай:

Боевое искусство как таковое не делится на стили. Не должно быть деления на китайское и иностранное, новое и старое. Что действительно важно, так это имеет ли что-либо смысл или нет. Популярные стили основываются на изучении форм и наборов технических приемов.  Это не сущность боевого искусства, но его маска. Несмотря на то, что некоторые понимают механические свойства технических приемов и некоторых поверхностных задач, они не могут идти за пределы ограничений, установленных техническими приемами и формами, поэтому в результате все оказывается напрасным.  То же самое касается и авторов книг. Хотя изучение боевого искусства это просто, это не слепая имитация форм. Некоторые люди учатся непосредственно у хорошего учителя и все же после нескольких десятков лет занятий они не понимают сущности боевого искусства. Как же можно полагаться только на описания в книге.

Чему бы вы ни обучались, вы должны понимать принципы, начинать с основ, через практику вы постепенно  изучите предмет, проверяя знания и навыки, через разносторонние практические проверки вы можете постигнуть суть.  Вам не следует практиковать перед зеркалом, потому что существует опасность, что все будет ограничиваться внешним подобием формы, суть не будет постигнута. Что произойдет, если вы учитесь только по книге? Те, кто учатся по книге, подобны слепому человеку на слепой лошади. Но благодаря книгам вы можете изучать теорию, вам лишь не следует фокусироваться на копировании формы.

Основываясь на моем 30 летнем опыте, я могу сказать, что эта линия науки чрезвычайно сложная, но, в то же самое время, чрезвычайно простая. Если у вас есть способный ученик, то через 100 дней вы будете знать, станет ли он в будущем мастером. Но это только один или двое из ста человек. И очень часто те, кто способен, в действительности не занимаются с должным энтузиазмом или оказываются проходимцами. Поэтому  многие из них отвергаются учителями. Что же касается средних учеников, они слишком сильно верят слухам, вместо того чтобы наблюдать факты. Они не понимают, что слава ничего не значит. Несмотря на то, что учителей боевых искусств так много как волосков на теле быка, тех, кто действительно понимает это искусство так мало как рогов у единорога.  Те, кто действительно понимают, обычно отличаются от большинства людей. Их не интересует слава и привилегии, поэтому они не связываются с лицемерами и проходимцами.  Найти настоящего мастера очень сложно. Даже если вы встретите его, как вы сможете его узнать? Если даже вы сможете узнать в нем настоящего мастера, он, возможно, не станет учить вас. Даже если он учит вас, его метод обучения может быть неэффективным. Если даже его метод  эффективен, это не дает уверенности в том, что вы сможете понять суть. Существует множество проблем, которые непрофессионал даже не осознает. В любом случае, сейчас учиться легче, чем раньше, потому что сейчас  эра научного процветания. Это помогает понять принципы, на которых основывается наука ведения боя. Но мы не должны ограничивать наше понимание науки ведения боя, используя современную науку, знание анатомии, утверждая, что в ней нет ничего сверх того, что мы уже объяснили. Существует масса вопросов, которые едва ли могут быть объяснены с помощью  современной науки, но, может быть, они получат объяснение позже. Нет предела развитию науки. Возможно, некоторые вещи мы никогда не сможем назвать и объяснить, мы не знаем этого. Можно сказать, что когда мы говорим о настоящем положении, нам следует помнить о духе боевого искусства и о научных методах решения проблем.

Корреспондент: 

Люди не отвергают ваших теорий, но они думают, что это сложно учиться без использования форм, особенно для начинающих.

Ван Сянчжай:

У человеческого тела много функций. Даже самые способные люди, если они будут практиковать всю жизнь, они не смогут исчерпать все возможности использования тела. Какой смысл отказываться от сути и фокусироваться на чем-то поверхностном? Если говорить о формах и установленных наборах технических приемов, то, чем больше вы концентрируетесь на них, тем дальше вы от сути. Вы становитесь подобны женщинам с перевязанными ногами (обычай времен династии Цин). При таком подходе, на более высоком (по внешнему виду) уровне, используются более сложные практические навыки. Часто оказывается так, что начинающие более успешны в практиках, чем более продвинутые по внешнему виду. К сожалению, встречается много таких примеров. Теории о том, что   какая-то форма приносит какую-то силу, и какая-то техника побеждает  другую технику, являются нелепыми и вводят людей в заблуждение. Те, кто рассказывают подобные истории, не имеют никакого представления о науке ведения боя.

Корреспондент:

Вы правы. На текущий момент боевое искусство находится в плохой ситуации. Не могли бы вы дать несколько советов как добиться результатов в науке ведения боя?

Ван Сянчжай: 

Ранее я говорил об основных принципах культивирования здоровья. Если человек может практиковать в соответствии с этими принципами, он прошел половину пути.  Если кто-то хочет узнать глубокие секреты боя, он должен идти тем же путем. Но, к сожалению только самые глупые и самые мудрые люди решают идти этим путем.  Изучение искусства ведения боя также начинается с Чжан Чжуан и Ши Ли. Я говорил об этом ранее. Существует много методов Ши Ли, и усвоение всех видов силы не означает конец обучения ведению боя, но только открытие возможности изучать его. Следующая задача заключается в усвоение принципа «изменения, обмена между расслаблением и напряжением, напряжение и расслабление должны быть правильными, в изменениях между наполнением и опустошением, пустота и наполненность должны быть сбалансированы». Можно сказать, что когда вы учитесь у учителя, уровень ваших достижений зависит от ваших индивидуальных способностей. И достичь способности делать правильные действия  в  любой ситуации без долгой практики ведения боя очень сложно.

Корреспондент:

Некоторые мастера боевых искусств говорят: как вы можете развивать силу без использования силы? Никто из известных мастеров древности и нашего времени не отрицают метод развития ци в даньтяне как  путь к успеху.

Ван Сянчжай

Неспециалист говорит об использовании силы. Существуют так же мастера боевых искусств, которые пропагандируют метод не использования силы, но на самом деле их теории ошибочные, они не понимают реального значения метода неиспользования силы. Вы можете не использовать силу, но вы не можете не использовать намерение. Использование силы -  жесткая сила, приходит из страха получить удар от противника, но тогда ваш дух уже разбит, уже потерпел поражение, тогда трудно избежать удара.  Поэтому то, что мы называем использование силы это большая ошибка в науке ведения боя.

Что же касается ци в даньтяне, согласно анализу методов, научным исследованиям и моему собственному мнению, опирающемуся на практику, эта теория не кажется верной. В брюшной полости находятся желудок, кишки, печень  и другие органы. Это не место для ци.

Что касается силы, энергии, все зависит от приведенных сил, гибкость, использование открывания и закрывания, пульсация дыхания, чувство единства со всем, в уме представление единства воздуха, ощущение всего пространства вселенной. Конечно, мы не говорим здесь о ци в цигун.  Когда люди рассказывают о круглом животе, говоря, что это означает, что ци наполняет даньтянь, это большая ошибка. Вам следует знать, что когда вы используете силу, это должно быть непрерывно и уравновешенно, это должно ощущаться как удобство и подвижность, тогда это верно. Те, кто учатся сейчас, не понимают этих принципов. Они практикуют несколько десятков лет только для того, чтобы превратить естественную подвижность тела в жесткий механизм. Какая жалость!

Корреспондент:

Ваша критика справедлива, но когда вы готовы бросить вызов, все время ждете поединков, существует опасность, что вы потерпите поражение по ряду вопросов.  Что тогда?

Ван Сянчжай:

Как я могу осмелиться бросить вызов? Я не стремлюсь к поединкам. Я только хочу начать дискуссию  ради развития науки ведения боя. Если никто этого не сделает, люди будут только вводить в заблуждение и себя и других. У меня нет другого выбора, кроме как повторять горькие слова, но мое сердце наполнено заботой. Я делаю укрепляющую инъекцию, чтобы постепенно вылечить паралич. Я не решаюсь предположить, что я добьюсь успеха. Я только надеюсь, что это случится.

Корреспондент:

Многие люди согласны с вами, но многие осуждают вас.

Ван Сянчжай:

Тем, кто меня осуждает, нужно сидеть ночью и думать о себе. Впрочем, хорошо, пусть они смеются надо мной и проклинают меня, если хотят. Меня это не беспокоит. Если сущность науки ведения боя  возродится, я не буду сожалеть о моей собственной репутации.

Корреспондент:

Ваши знания и добродетели широко известны. Но мастеру следует быть  сдержанным и спокойным.

Ван Сянчжай:

Вы меня смущаете. Сдержанность это популярный призыв. Сдержанность основывается на самосовершенствовании. Другими словами вы полны изнутри и пусты снаружи, но, тоже самое, может быть выражено как: быть твердым, жестким снаружи и мягким, гибким внутри. Лао Цзы говорит об этом. Но сейчас люди используют это как призыв, который служит лишь для того, чтобы сбивать людей с толку. Путешествуя почти 40 лет по всей стране, я увидел, что, может быть, только в искусстве оперы нет места людям, которые не знают своего дела. Что же касается сдержанности, я думаю, ее следует использовать по ситуации, это не значит быть вежливым с каждым и везде, потому что современные люди не действуют в соответствии со старыми книгами и рассказами о мудрых людях, которые были искренними и почтительными, получали удовольствие, общаясь с людьми с любовью. Я не заслуживаю похвал, но если говорить о добродетелях, я лишь пытаюсь следовать за ослиным хвостом. Дао изначально, это единство всего. Это о том, имеет что-либо смысл или нет. Если это имеет смысл это Дао, если нет – это не Дао. Это не о чудесах и не о  фантастических историях. Это не эксцентричность ложных последователей Будды или фальшивых даоссов. Когда познания в обычных вещах общества недостаточны, как мы можем говорить о других вещах?

Корреспондент:

Вы говорите, что в опере много полезного, что по сравнению с типичными мастерами боевых искусств, уровень оперных артистов выше. На чем основывается ваше высказывание? Оно не кажется верным.

Ван Сянчжай:

Изначально опера использовалась как дополнение к системе образования. Элементы боевых действий пришли в оперу из настоящих боевых искусств.  В боевых искусствах существует подготовка «qiba», это вид пробы силы. Qiba это сила связанная с осью между головой и ногами, тело едино, как если вы увеличиваетесь, становясь одним со вселенной. Вот что значит qiba. В опере используется этот термин, но ошибочно интерпретируется как поза тирана. Если вы сравните это с qiba в науке ведения боя, хотя существуют некоторые различия, вы увидите связь. Вот почему я сказал, что в опере содержатся ценные вещи. Что же касается их поз, которые создаются только для того, чтобы доставить эстетическое удовольствие, они являются чем-то искусственным, ложным.  Среди  современных представителей боевых искусств трудно встретить  одного, чьи позы были бы сбалансированы. Они все только пытаются держать себя как молодые, сильные люди, хотя не все из них могут делать это. Как могут они достичь глубинной сути науки ведения боя?

Корреспондент:

Я предполагаю, что в последнее время многие люди хотят учиться у вас. Что вы чувствуете?

Ван Сянчжай:

 Действительно было много посетителей, но все эти люди пришли только из любопытства. Что же касается серьезной дискуссии о науке ведения боя, большинство не способны участвовать в ней.  Мастера боевых искусств, которые, как я надеялся,  придут, не пришли.

Корреспондент:

Чего вы ждали, на что рассчитывали?

Ван Сянчжай:

Хотя я не слишком сведущ, я надеялся, что посетители будут задавать трудные вопросы. Что мы будем говорить о том, что есть разумного в боевых искусствах, каково их значение в жизни человека, какова их истинная сущность. Хотя бои не единственная и не основная цель боевых искусств, но это индикатор их эффективности, поэтому я хотел бы провести несколько дружеских боев. В последнее время я не мог принимать всех посетителей, к сожалению. Поэтому в дальнейшем я буду принимать гостей также в среду и пятницу с 13-00 до 18-00.

Корреспондент:

Как мастера боевых искусств отреагировали на это предложение?

Ван Сянчжай:

 Я обещаю, что я не буду ни над кем смеяться, я не буду потом рассказывать неправдоподобных историй. Моя цель обучение сути науки ведения боя с пользой для других. Я не огорчусь, если никто не придет, чтобы учиться у меня или обучать меня. Но я опечален тем, что знаменитые мастера боевых искусств не приходят дискутировать со мной или хотя бы просто посмотреть на меня, поэтому я почти не надеюсь, что у науки ведения боя есть будущее. Я хочу только помочь развитию науки ведения боя, улучшить ситуацию, в которой находится боевое искусство в современном обществе, освятить ошибочные привычки, ничего больше.

Корреспондент:

 Публикация предыдущего интервью вызвало бурную реакцию. Я уверен, что у вас было много гостей. Были ли среди них профессионалы?

Ван Сянчжай:

 Это были люди, у которых такие же намерения.  Большинство пришли учиться у меня. Если говорить о профессионалах, Лу Чжицзе (Lu Zhijie) и Шао Цзэфэнь (Shao Zefen) из Фэнтай (Fengtai) хотели только попробовать туй шоу, «послушать силу». Других не было, никто не захотел пройти испытание свободного боя.  Потому что туй шоу это только часть боя. Что же касается известных мастеров из Пекина, никто из них не пришел. Это было сюрпризом для меня.  Я этого не понимаю. Воинские добродетели всегда были очень важны для меня, поэтому я вежливый и уступчивый. Конечно не ко всем подряд. Я уступчив к старым, скромным, слабым. Если кто-то не верит, он может спросить у тех, кто уже приходил ко мне. Когда Лу пришел первый раз, мы практиковали только туй шоу и он подумал, что все мои навыки подобны этим, поэтому он не был убежден. Но когда он посетил меня несколько раз он начал осознавать разницу, сейчас он мой верный ученик.

Корреспондент:

 Какими мастерами прошлого вы восхищаетесь?

Ван Сянчжай:

За последние 100 лет, не считая Дун Хайчуаня (Dong Haichuan), Che Yizhai и Го Юншен (Guo Yunshen), насколько я знаю, другие не достигли этого уровня. Но Китай большой, существует множество людей, которых я не встречал, поэтому я не могу их оценить.

Корреспондент:

 Люди часто говорят о Яне Лучане (Yang  Luchan). Что вы думаете о его учении?

Ван Сянчжай:

Ян Лучань также был одним из представителей боевого искусства прошлых поколений, он преподавал тайцзыцюань, сейчас многие люди изучают это искусство. Основываясь на том, что я заметил, я могу сказать, что Ян Лучань учил только части этой науки. Ван Цзюньюэ (Wang Zongyue) династии Мин также не был профессионалом.  Ван Цзюньюэ обучал части учения Юэ Фэйя (Yue Fei) о двух толкающих руках. Он превратил три метода в тринадцать поз и начал называть это тайцзы.  Что до Чжан Санфэня (Zhang Sanfeng) как основателя, не существует источника, говорящего об этом. Только позже люди придумали эту историю. Я не понимаю, откуда пришли эти 140, 150 последовательностей. Когда говорят об этом искусстве, если говорят о теле, это хорошо, здесь нет больших отклонений, но в том, что касается ума, вред огромен. В реальном бою  это искусство ни на что не способно

Корреспондент:

Как другие мастера боевых искусств отреагировали на публикацию интервью с вами? Есть ли у вас какая-либо информация?

Ван Сянчжай:

Те, кто понимают философию, согласились со мной. Те, кто не могут понять, по крайней мере, знают сейчас о некоторых вещах. Даже тем, кто понимает,  трудно это использовать, не говоря уже о тех, кто не понимает.  Но сейчас типичные представители боевых искусств говорят только о занятиях для здоровья, они перестали говорить о том, как велики их боевые умения. Они только осознают, что у них не так много представлений о бое. Но они все еще утверждают, что практика форм это суть боевого искусства и это большая ошибка. Боевое умение это нечто гораздо более тонкое. Путь культивирования жизни основывается на концентрации духа и культивировании характера, ум и пустая скорость становятся одним, это наука ума и тела, наука о человеческой природе и принципах жизни.

Если вы думаете только о каждой технике, о каждой позе, движении вперед, прыжке назад, будет сложно увидеть врата, ведущие к культивированию здоровья даже во сне. Искусство культивирования жизни на самом деле простое, человеческая природа получает удовольствие от свободных действий, тогда раскрывается естественный потенциал. Каждое утро просто встаньте на свежем воздухе, не используйте никаких методов, слегка согните суставы, думайте, что вы в великом пространстве вселенной, медленно исследуйте что происходит, кровь течет внутри тела, между телом и окружающим пространством существует легкое, эластичное напряжение, это то, что называется «дух словно плывет». Чувствуйте комфорт в теле и уме, вы не только не ограничены, но постепенно приходит чувство, что вы настроены  на одну волну с природой. Через некоторое время естественные потенциал будет раскрыт и дух засияет, без излишних усилий вы создадите базу для боевых навыков. Если вы всегда придерживаетесь  механических техник, практикуете формы с палкой и копьем, что выглядит прекрасно, думая, что знаете боевые искусства, и кто-то, кто понимает, увидит вас, его будет тошнить 10 дней. Эти люди никогда не постигнут науки ведения боя.

Корреспондент:

Ваша цель обучение истинным принципам науки ведения боя, развитие вучи.  Почему так мало людей откликнулось на ваше приглашение к разговору?

Ван Сянчжай:

Трудно решить эту проблему. Я думаю, что существует много людей, которые понимают вучи, но особенно много тех, кто практикует и преподает это, но на самом деле не имеет об этом никакого представления. Те, кто практикуют какой-либо стиль на протяжении многих лет, думают, что достигли успехов и называют себя наследниками стиля. Благодаря этому они пользуются уважением и могут зарабатывать на жизнь. Когда выясняется, что им придется отбросить то, чему они учились и начать сначала, это для них сложно, они боятся, что это негативно отразится на их возможности зарабатывать деньги, разрушит их будущее. Возможно, потому что это довольно серьезная проблема, не многие приходят ко мне. Самое плохое то, что есть несколько совершенно невежественных людей, которые не способны принять участие в дискуссии, но они рассказывают нелепые истории и распространяют клевету, пытаясь скрыть свои собственные проблемы. К сожалению, люди верят им, и перестают думать о предмете. Это ужасно! Если это не изменить, то  наука ведения боя не сможет развиваться.

Корреспондент:

Вы в авангарде развития науки ведения боя. Благодаря вашей настойчивости есть надежда на развитие вучи

Ван Сянчжай:

Я глубоко продвинулся. Конечно, я делаю все что могу. Я не думаю о том, есть ли действительная возможность добиться успехи или я потерплю поражение. У меня только одна цель, думать только о том, как сделать так, чтобы наука ведения боя развивалась. Я все время повторяю, что боевые навыки это только часть науки ведения боя, как ветки и листья по отношению к дереву. Но люди часто оценивают боевое искусство только по тому, кто выиграл или кто был побежден в бою. Если говорить об оценке боевого искусства, то есть два пути. Первый это обучение правильным движениям. Я радостно приветствую людей, которые этим интересуются. Если кто-то хочет попробовать сан шоу или туй шоу спарринг, это тоже хорошо. Если кто-то будет чуть лучше меня даже в одном аспекте, я похвалю его в присутствии других людей. О другом способе я совсем не хочу говорить. Я надеюсь, что друзья, которые придут, будут задавать сложные вопросы и бросят мне вызов, и так мы сможем научиться чему-нибудь друг от друга, и наука ведения боя сможет развиваться. Тем, кто идут по этому пути в одиночестве, следует поставить себе задачу сделать науку ведения боя великой и сияющей, личные интересы не должны оказывать на это влияния. Самое важное это польза для всех, даже если вам придется  чем-то пожертвовать. Вы должны отказаться от малого, чтобы достичь великого. Я полон решимости, я надеюсь, что и другие будут идти этим путем, что люди будут учиться друг у друга для общей пользы. Если наука ведения боя будет процветать, я буду счастлив, и последующие поколения получат пользу.

Автор: Ван Сянчжай (1885 - 1963)
Перевод с китайского на польский: Анджей Калиш

Источник:  www.yiquan.pl

  Просмотров: 7602